• Популярные
  • Анонсы


Олег Наливайко: «Общественное телевидение в этом году появится»

Председатель Государственного комитета телевидения и радиовещания Украины Олег Наливайко в интервью РБК-Украина рассказал как, по его мнению, добиться разгосударствления СМИ, как оптимизировать иновещание, какие реформы ожидают Госкомтелерадио, почему упал спрос на книгу, а также когда ждать запуска общественного вещания.

РБК-Украина: В конце прошлого года Кабмин вернул Госкомтелерадио проект закона "О реформировании государственных и коммунальных печатных средств массовой информации", который предусматривал, в частности, разгосударствление таких СМИ. Означает ли это, что в Госкомтелерадио отказались от этой идеи? Или комитет будет и в дальнейшем настаивать на разгосударствлении?

Олег Наливайко: Нет, комитет не отказался. Мы не можем отказаться потому, что это один из приоритетов как и для медиа-сообщества в целом, так и Госкомтелерадио.

Мы в прошлом году, когда формировался состав комитетов, провели совместное совещание с представителями союза журналистов, медиа-профсоюза, "Стоп цензурой", всеми, кто занимается этой проблемой, и единогласно определили несколько законопроектов. Один законопроект об общественном телерадиовещании, второй - разгосударствление, третий - это то, что связано с прозрачностью медиа-собственности, о защите профессиональных прав журналистов и расширение зоны публичного доступа. Это те законопроекты, которые мы для себя определяем приоритетными.

Что касается разгосударствления - то уже пресловутый закон... В 2005 г. Украина, когда вступала в Совет Европы, добровольно взяла, я всегда это подчеркиваю - никто нас к этому не принуждал, два обязательства. Это общественное телерадиовещание и разгосударствление. На мой взгляд, эта потребность не то что назрела, она перезрела. Очень много было подготовлено законопроектов, но лучший законопроект был вынесен в парламент в прошлом году. Он прошел все стадии согласования, но во втором чтении, к сожалению, не набрал, если я не ошибаюсь, 20 голосов и был снят.

Сразу после этого еще раз вместе с депутатским корпусом комитет разработал законопроект, и уже внесли в правительство. Также идем параллельным путем вместе с нашими политическими партнерами-медийщиками: бывшим председателем комитета Николаем Томенко, Викторией Сюмар. Таким образом еще депутатский проект выносится. Поэтому посмотрим, какой будет проходить быстрее.

В этот законопроект, и это для нас ключевая позиция, мы прописываем так называемую схему 2+1: 2 года - это пилотный проект и 1 год - уже общее разгосударствление. На мой взгляд, если бы по этой схеме мы шли и в отношении общественного телерадиовещания, мы бы стартовали уже 1 января этого года.

В Союзе журналистов и Госкомтелерадио есть перечень изданий из примерно 60 районных и областных газет, которые добровольно согласились пройти разгосударствление. Есть поддержка Совета Европы и международной федерации журналистов в разных сферах - и финансовая, и тренеры, и семинары, курсы.

Наши районки еще недооценивают возможностей развития газетных проектов и зарабатывания средств из Интернета, поэтому Союз журналистов разработал два проекта. Сделать такой себе конструктор-сайт, а затем подключить всех к единой сети с общим рекламным агентством, которое помогло бы, во-первых, продвигать ту или иную газету в Интернете, а во-вторых, зарабатывать средства. Мы эти 60 изданий, объединенные вокруг медиа-сообщества, за 2 года хотели бы довести до какого-то разумного, правильного экономического и медийного проекта, и за это время посмотреть, что не получается, сделать работу над ошибками, вести изменения в закон, и только уже на третий год делать какие-то дальнейшие изменения. Поэтому, обобщая, стартовать именно с тех, которые добровольно этого захотели, без какого-то давления.

Есть еще сейчас политическая дискуссия. Мол, идет информационная война и актуально ли сейчас разгосударствление? Поскольку якобы влияние государства в общественном вещании утратится. Однако мы исходим из того, что государство свои функции должно выполнять через законодательную сферу. И, на мой взгляд, ошибочно думать, что если СМИ перейдут в частную собственность, то появится какая-то антигосударственная политика. Это другая сфера, которая должна регулироваться.

РБК-Украина: Недавно на сайте Госкомтелерадио был обнародован проект распоряжения Кабмина о прекращении функционирования украинской версии телеканала Euronews. В связи с чем было принято такое решение?

Олег Наливайко: Причина, в первую очередь, экономическая. Сегодня годовой платеж, который должна осуществить Национальная телекомпания, примерно 5 млн евро. Это и были огромные средства, а сейчас, учитывая курсовую разницу, у нас просто нет такого ресурса. Вторая проблема - долг более 11 млн евро, который накопился, потому что в свое время контракт был подписан, но финансирование в бюджете не проводились в 2012 и 2013 гг. Наши партнеры с Euronews очень конструктивно настроены, и готовы к некоторой реорганизации этого долга, мы ищем ответ, где найти эти средства.

У нас есть компания УТР, которая единственная осуществляет иновещание. Ее бюджетное ассигнование 23 млн гривен. Это чуть больше 1 млн евро. То есть вся наша государственная система иновещания - 1 миллион. А тут 5 миллионов - только годовой взнос.

РБК-Украина: Но ведь сейчас на зарубежную аудиторию вещает целых три украинских телеканала: кроме УТР, еще Первый Ukraine и Ukraine Today. Несмотря на это, Украина проигрывает информационную войну Российской Федерации. Не дешевле ли было бы реорганизовать эти каналы?

Олег Наливайко: Да, у нас есть такой план. Первый Ukraine - это, в первую очередь, спутниковый канал Национальной телекомпании. И НТКУ тоже придерживается такого мнения, что их надо объединить. Но там практически государственного финансирования вообще нет.

У нас есть договоренности с Национальным банком о канал БТБ, который имеет очень хорошую техническую базу, сильный кадровый потенциал. Канал создавался в свое время для пиара Национального банка, и руководство Национального банка считает, что данный канал должен заниматься не этими функциями. Поэтому они согласны объединить его с иновещанием. Единственное, что у государства сегодня нет средств для того, чтобы финансировать БТБ на то время, пока идет реорганизация. Это люди, журналисты, там есть лицензионные требования. Поэтому мы сейчас вместе с Мининформполитики ищем схему, как, используя техническую базу и потенциал, объединить их.

Мы бы это сделали, наверное, давно. Этот процесс сдерживает закон об общественном телерадиовещании. В соответствующий законопроект, проголосованный в апреле прошлого года, в первом чтении, на мой взгляд, ошибочно было внесено, что общественное телерадиовещание создается в том числе и на базе УТР. Ошибочно, потому что общественное вещание - это вещание для общества, а иновещание - в принципе это пропаганда, пропаганда наших прав, интересов, государства. Поэтому их функции расходятся.

Зураб Аласания также соглашается, что депутатский корпус проголосовал это ошибочно. И сам депутатский корпус к этому выводу пришел. Внесены изменения, и все поддерживают, что надо вывести пункт об УТР. Но, учитывая, что изменения, которые мы вносили еще в мае, прошли только первое чтение, мы ожидаем, что на текущей сессии будет выведено на голосование в Раду. И как только это будет сделано, мы сможем принимать какое-то решение об объединении, а до того, согласно закону, на его базе создается общественное вещание.

РБК-Украина: На заседании коллегии Госкомтелерадио 27 января Вы сообщили о том, что комитет рассматривает возможность распространения украинского радиовещания вплоть до Урала. Как известно, 1 декабря 2014 г. уже было восстановлено радиовещание на часть РФ. На какую аудиторию рассчитано это вещание? Имеете ли Вы данные относительно того, сколько граждан РФ слушают украинское вещание? Это россияне или украинцы?

Олег Наливайко: Нет, таких данных мы пока не имеем, потому что только с 1 декабря начали, а сначала был тестовый режим. Единственное, мы имеем информацию от потребителей, что в Москве и Петербурге очень хорошее звучание, нет никаких претензий к техническим характеристикам и абсолютно комфортно прослушивать те или иные программы.

Мы рассчитываем на тех россиян, которые хотели бы знать правду о том, что происходит в Украине, и украинцев, проживающих в Российской Федерации. На мой взгляд, у нас есть единственное преимущество - мы будем нести на наших информационных каналах правду. Потому что если хоть раз мы сделаем "определенную информационную спецоперацию", где будет неточная информация, сразу потеряется доверие. Причем гораздо быстрее, чем это было бы в Российской Федерации, потому что там совсем по-другому уже много лет готовился слушатель и телезритель. А у нас все же за все эти годы свобода слова и правда всегда были в первом эшелоне.

У нас еще есть проблема с созданием редакции. Она, на мой взгляд, профессионально не до конца готова работать, они еще не чувствуют слушателя Российской Федерации. Программы уже появились, которые более-менее на слуху, но надо еще доделать контент. Мы, возможно, проводили бы сейчас рекламу в Интернете, чтобы обратить внимание, но тоже опасаемся, что кто-то включиться на эту волну и просто даже профессионально услышит, что она не интересна и в следующий раз не зайдет. Мы хотим уже все довести до ума, а потом сделаем в Интернете рекламную кампанию, чтобы обратить внимание, что эта радиостанция работает.

РБК-Украина: В декабре министр информации Юрий Стець заявил о том, что был бы благодарен депутатам, если бы они 300 голосами ликвидировали Госкомтелерадио. Чем, по вашему мнению, вызвано такое заявление? Сотрудничает комитет по новосозданным Министерством информации?

Олег Наливайко: У нас очень конструктивные отношения с министерством и, особенно, с министром. Мы с господином Стецем когда-то вместе работали: я в УНИАН, а он на 5 канале. И у нас был интересный проект, когда транслировались в прямом эфире 5 канала пресс-конференции в УНИАН. Да и по жизни: он возглавлял комитет Верховной Рады по вопросам свободы слова, а я был в Союзе журналистов, потом был Майдан, где мы были во многих ситуациях вместе и в эфирах, и на улице...

В этой фразе, которую Вы процитировали, было еще одно предложение: "как только будет создано общественное телевидение и радиовещание", тогда он был бы благодарен. Действительно сейчас возникнут некоторые противоречия. Госкомтелерадио - это конституционный орган, для того чтобы с нами что-то сделать, сначала надо проголосовать изменения в Конституцию.

Комитет сегодня занимается несколькими позициями. Во-первых, то, что связано с информационной политикой - мы в этом пересекаемся с Министерством информации. Во-вторых, управление государственной теле- и радиосферой. Если будет создана общественная телерадиокомпания, то серьезный блок, которым занимается комитет, отпадет.

Еще одно из наших ключевых направлений - издательская сфера. У нас она не отражена в названии, но мы ею занимаемся. И в области книгораспространения, книгопечатания, и в полиграфии. Поэтому я не исключаю, что после того, как будет создана общественная телерадиокомпания, надо будет вносить изменения в Конституцию, возможно, переименовывать. Может, это должен быть комитет, который будет заниматься именно издательской сферой. Но на это еще нужно время.

РБК-Украина: В 2014 г. поток книг из России уменьшился, однако уменьшились и объемы книгопечатания в Украине. Означает ли это, что украинцы стали меньше читать? И чем обусловлено падение объемов книгопечатания в Украине? Что нужно сделать для того, чтобы исправить ситуацию?

Олег Наливайко: Ситуация с российской книгой понятна - война, таможенные проблемы, проблемы с доставкой, очень сократилась активность российских издательских компаний на украинском рынке.

Что же касается украинской издательской отрасли, то у нас одна из ключевых проблем - это потеря покупательной способности нашего населения. Во-вторых, в этом году было невозможно получить какие-то кредитные ресурсы под издательские проекты, а они очень дорогие, учитывая, что мы закупаем бумагу в России, Польше или Китае, очень серьезно выросли суммы.

Нашему комитету также досталось тяжелое наследие - кредиторская задолженность Госкомтелерадио в 21 млн гривен перед издателями по программе "Украинская книга". То есть издатели направили книги в библиотеки, а с ними не рассчитались. И вот мы первое полугодие занимались тем, чтобы погасить эти долги. Уже погасили полностью.

Также уровень книгоиздательство упал в связи с тем, что нам секвестировали бюджет, и мы могли только на 8 млн профинансировать «Украинскую книгу». А так, как правило, было 38 млн - и это тоже отрасль почувствовала, как и отсутствие средств у Минкульта для пополнения библиотечных фондов. Но самое страшное - все же потеря покупательной способности. Меньшие зарплаты, расходы идут на что-то другое, а не на книгу.

РБК-Украина: Сформирован ли госзаказ по программе "Украинская книга" на 2015 г?

Олег Наливайко: Заказ еще не сформирован. Мы запланировали в феврале провести коллегию Госкомтелерадио, где будет утвержден перечень этих проектов. Сейчас работает экспертный совет. У нас выделенная сумма 15,5 млн гривен на проекты в этом году. Возможно, при изменениях в бюджете она будет увеличена. У нас есть заявок на 150 миллионов от желающих принять участие в проекте. Считаем, что это есть доверие к государству, несмотря на то, что в прошлом году издателям было очень сложно, когда они отпечатали, а деньги получили с задержкой на полгода.

Конкурс очень серьезный, работает экспертный совет, в который входят выдающиеся украинские писатели, издатели, общественность. Для них есть несколько ключевых критериев. Во-первых, это знаменательные даты. Например, два года мы очень активно занимались Шевченкиадой в связи с юбилеем, есть указы Президента и решения Кабинета министров по тем или иным писателям и событиям - это один блок. Второй блок - это детская сфера. Третий - выпуск патриотической литературы, связанный с сегодняшним моментом. Четвертое - это поддержка молодых писателей. Имеются также заявки, связанные с переводом на украинский язык нобелевских лауреатов и выдающихся писателей.

Сегодня мы уже имеем перечень всех издательских проектов, очень много интересного и нового, многое отличается от прошлого года, но пока не могу комментировать, потому что у нас есть договоренность с экспертным советом, что это их решение, которое они должны проголосовать.

Кстати, экспертное заседание, на котором те или иные проекты уже будут рекомендовать Госкомтелерадио, мы в прошлом году сделали открытым для прессы. Есть прямая трансляция в Интернете. Мы привлекаем всех и стараемся, чтобы на все вопросы были даны ответы и, как правило, каких-либо правок мы туда не вносим - все, как предложит медиа сообщество. А наше дело - обеспечить выполнение.

РБК-Украина: Есть ли какие-то прогнозы относительно того, когда в Украине будет создано общественное телевидение и радиовещание?

Олег Наливайко: В этом году появится - я оптимист и в этом убежден. Еще раз подчеркиваю, что все надо делать шаг за шагом - сначала, на мой взгляд, надо было делать на базе Национальной телекомпании, через год или два, а может и через полгода, смотря по ситуации, переходить дальше. Но выбран иной путь и мы его выполняем. Одновременно наши телекомпании изменили контент и зритель это почувствовал, подрос общий рейтинг областных госкомпаний, финансовый план перевыполнен в полтора раза.

Сейчас идут дискуссии относительно формы - это ПАО или государственное учреждение? Национальная радио- и телекомпания - это одно юридическое лицо или нет? Что делать с региональными каналами?.. Проект и так очень непростой. Очень много союзников, которые перешли в оппоненты. Это и в зале чувствуется, и в выступлениях общественности. Но это наш европейский выбор, мы обречены и все равно к этому придем. Мы могли бы уже стартовать, но получилось так, как получилось. Я надеюсь, что в ближайшие дни все же будет проголосован законопроект во втором чтении и это откроет для нас дорогу к созданию общественного вещания.

Добавить комментарий

Используйте вашу учетную запись социальной сети для авторизации


Защитный код
Обновить